.RU

Российско-итальянские научные связи во второй половине XIX века: эпиграфические исследования профессора и. В. Цветаева в италии в 1874 1890 гг


На правах рукописи


Соснина Елена Борисовна


РОССИЙСКО-ИТАЛЬЯНСКИЕ НАУЧНЫЕ СВЯЗИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА: ЭПИГРАФИЧЕСКИЕ

ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОФЕССОРА И. В. ЦВЕТАЕВА

В ИТАЛИИ В 1874 – 1890 гг.


Специальность: 07.00.02 – отечественная история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Иваново – 2009

Работа выполнена в Ивановском государственном университете


Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

^ Ревякина Нина Викторовна


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Иванов Юрий Анатольевич

Шуйский государственный
педагогический университет


кандидат исторических наук

Семененко Александр Михайлович

Ивановский филиал Российского государственного торгово-экономического университета


^ Ведущая организация: Владимирский государственный
гуманитарный университет


Защита состоится 30 января 2009 г. в 9-00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.062.02 при Ивановском государственном университете по адресу: г. Иваново, ул. Тимирязева, 5, ауд. 101.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ивановского государственного университета.


Автореферат разослан _______________2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета В. М. Тюленев


^ 1. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В начале XIX века в Европе возникает процесс интернационализации науки, который постепенно был воспринят как закономерно сложившийся путь становления и развития различных отраслей знания, в частности, антиковедческих дисциплин, в изучение которых активно включились и российские ученые. В этот период Рим становится едва ли не важнейшим европейским научным центром, куда устремлялись с исследовательскими задачами ученые из самых разных стран. В Италии они могли найти необходимый для изучения материал: памятники античности (архитектурные, эпиграфические, нумизматические, предметы искусства и быта и мн. др.), документы и рукописи (античные и христианские), которые составляли целые коллекции в фондохранилищах музеев и библиотек. Российские ученые, Н. М. Благовещенский, В. И. Модестов, И. В. Помяловский, И. В. Цветаев, И. М. Гревс и мн. др., начиная с середины XIX века, не только выезжали в Италию в командировки с научными целями, но и активно принимали участие в работе итальянских ученых сообществ, академий, археологических институтов, археологических съездов, во многом воспринимая традиции и методологические приемы исследования итальянских антиковедческих школ.

В целом, влияние итальянской науки об античности на становление российского антиковедения в XIX веке до сих пор оставалось на периферии отечественных историографических исследований. Так, Э. Д. Фролов пишет в своей монографии «Русская наука об античности»: «По-видимому, не должно быть споров о том, насколько полезно обращение русских ученых к опыту различных национальных школ»1. Не без основания, он ставит на первое место вклад немецкой антиковедческой школы в развитие классической науки в России. Вместе с тем, он подчеркивает: «мы должны осознать, что безусловное следование какой-то одной научной традиции – в данном случае традиции немецкой науки о классической древности – может обернуться некоторой односторонностью, для преодоления которой необходимо обращение и к традициям иных школ, как-то, в первую очередь, французской и английской»2. При этом, о существовании итальянской антиковедческой школы, складывавшейся на протяжении нескольких столетий, он совсем не упоминает.

Однако известно, что антиковедческие дисциплины, такие как археология, нумизматика, эпиграфика, палеография, античная топография, история римских катакомб, возникли и получили свое развитие именно в Италии в эпоху Возрождения, в отличие от других стран Европы, где наука об античности начала развиваться гораздо позднее. Вклад в становление антиковедения в Европе итальянских исследователей трудно переоценить: первые публикации эпиграфических сборников принадлежали Ф. Альбертини, Г. Марини, С. Морчелли, Л.-А. Муратори, Ш. Маффеи, И.-К. Орелли, Л. Ланци; первые исследования античной топографии Рима (города и государства) были начаты Ф. Бьондо и П. Лето; многие важнейшие открытия в области палеографии неизвестных античных текстов на палимпсестах связаны с именем кардинала А. Маи; основоположниками изучения истории римских катакомб были А. Бозио и Дж.-Б. Де Росси; фундаментальные исследования в области нумизматики принадлежали Б. Боргези и Р. Гарруччи и т. д.

Итальянским ученым принадлежали также первые опыты перевода и комментирования произведений античных авторов. Некоторые из их работ сохраняют свое научное значение и ныне. Например, «Архитектура» Витрувия в переводе маркиза Берардо Галиани (1724 – 1774 гг.), впервые опубликованная в Неаполе в 1758 г3. Его перевод и комментарии уже тогда были признаны трудом выдающимся для своего времени4.

Таким образом, следует подчеркнуть необходимость изучения научного опыта итальянских историков античности и их влияния на формирование и становление российских антиковедов во второй половине XIX века. Одним из виднейших антиковедов-эпиграфистов, тесно сотрудничавших с итальянскими специалистами, был И. В. Цветаев (1847 – 1913 гг.). Его научный вклад в развитие отечественной науки об античности нельзя назвать широко известным и глубоко изученным.

Изучение первого периода научной деятельности И. В. Цветаева в Италии позволяет проследить процесс его становления как ученого, филолога-классика, эпиграфиста; предпосылки и выбор им направления научного поиска; научные контакты с итальянскими коллегами, которые становились его наставниками в работе с источниковым материалом. Вместе с тем, становятся яснее проблемы, с которыми ему приходилось сталкиваться в научной работе, причины, повлиявшие на изменение предмета его исследования; и в целом – процесс формирования того корпуса знаний, с которыми он пришел к идее создания музея классического искусства, основательно изучив на огромной массе примеров в Италии, в том числе, пути возникновения музеев и проблемы, встающие перед их создателями. Главная идея, которую профессор И. В. Цветаев предпосылал всем своим научным трудам, идея народного просвещения в основной его массе, была тождественна научным устремлениям его итальянских коллег.

Также исследование первого периода жизни и деятельности И. В. Цветаева позволяет впервые ввести в научный оборот содержание его переписки с итальянскими учеными (Дж. Де Петра, А. Фабретти, А. Де Нино и др.), с каждым из которых он переписывался по десять и более лет, а также целый ряд архивных документов, уточняющих подробности, связанные с его учебой во Владимирской духовной семинарии, С.-Петербургском университете, защитой его магистерской и докторской диссертаций, работой в университетах Варшавы, Киева и Москвы и т. п. Кроме того, его переписка с российскими коллегами, учителями и друзьями А. А. Котляревским, И. В. Помяловским5, В. И. Модестовым, И. И. Срезневским, И. П. Чуриловским6, М. И. Железновым, С. Н. Шубинским и др., которая до сих пор большей частью остается неопубликованной, позволяет выяснить важные подробности и оценки событий, даты, имена, сроки публикаций и мн. др., и способствует воссозданию целостной картины научной деятельности И. В. Цветаева в 1870-х – 1890-х гг.

Объектом нашего исследования выступают российско-итальянские научные связи, которые во второй половине XIX века, во многом благодаря инициативе И. В. Цветаева, выходили за рамки личностного сотрудничества и становились частью взаимоотношений научных сообществ.

Предметом исследования является научно-исследовательская деятельность профессора И. В. Цветаева в Италии, который в 1870-х – 1890-х гг. (в целом около четверти века) поддерживал тесные научные контакты с итальянскими коллегами. Его пример наиболее отчетливо дает представление об этой стороне межнационального сотрудничества в науке об античности.

^ Степень изученности проблемы. В историографии интересующей нас темы исследования можно выделить три периода: дореволюционный (1880-е гг. – 1917г.), советский (1917—1991 гг.) и современный – с начала 1990-х гг. до настоящего времени.

^ 1. В дореволюционный период научная деятельность И. В. Цветаева, связанная с разработками в области латинской эпиграфики и италийской диалектологии (1874 – 1890 гг.), специально не исследовалась. Научные контакты И. В. Цветаева в Италии, где он подолгу и плодотворно работал, способствовавшие формированию его научных интересов, приемов и методов исследования, содержание его обширной деловой переписки с иностранными коллегами, посвященной обсуждению вопросов археологии, важнейших публикаций, поиска эпиграфических источников при его жизни также не становились предметом исследования. Коллеги И. В. Цветаева в основном откликались подробными рецензиями на его труды, их рецензии представляют ныне особый интерес. Так, книга И. В. Цветаева «Путешествие по Италии…», посвященная его эпиграфическим исследованиям и научным контактам, сразу же после выхода в свет была отмечена положительной рецензией профессора Ф. И. Буслаева7.

Значимость работ И. В. Цветаева по италийской диалектологии, отмечалась в исследованиях российских антиковедов. В цикле статей В. И. Модестова «Расселение италийского племени по Италии», посвященном истории древнейшего населения Апеннинского полуострова, в частности, оскам и аврункам8, автор решает вопрос об их происхождении, привлекая данные археологии, палеоэтнологии, эпиграфики. Он опирается на результаты исследований своих коллег, в первую очередь, Цветаева, а также Фабретти, Николуччи, Пигорини, Дресселя, Гюльзена, Белоха и др. В. И. Модестов высоко оценивал эпиграфические сборники И. В. Цветаева, подчеркивая при этом высокую востребованность его работ по италийской диалектологии в Европе9.

Проблемам развития италийской диалектологии была посвящена статья Ф. Е. Корша10, который также подчеркивал значимость в этой области работ И. В. Цветаева. Корш отмечал, что наука о диалектах италийских народов находилась тогда еще в зачаточном состоянии, толкование надписей было гипотетическое, и не все они могли быть объяснены с помощью только латинского языка. Глоссарий, подготовленный И. В. Цветаевым, показывал объем фонетических несоответствий в этих диалектах. Корш задавался вопросом, в каком отношении находятся италийские диалекты к классической латыни, и что может предложить для выяснения этого вопроса филолог-классик. Корш считал, что в этом случае лингвист должен хорошо разбираться в реалиях римского быта: государственных, религиозных, частных, литературных (мифологических), чтобы находить правильное толкование эпиграфических источников.

Важнейшую роль в изучении эпиграфики для Цветаева и других отечественных антиковедов играли командировки в Италию с научными целями, взаимодействие с итальянскими научными учреждениями и участие в их теоретических и практических исследованиях источникового материала. Развитию археологии и эпиграфики в итальянской науке были посвящены развернутые статьи И. В. Помяловского11. Автор представил деятельность Римской муниципальной археологической комиссии и направленность ее печатного органа, где публиковались материалы по топографии Рима, описание находимых предметов искусства, быта и эпиграфики. В 1870-х гг. облик Рима стремительно менялся, правительство объединенной Италии вносило изменения в планировку города, и археологические раскопки предваряли строительство новых зданий. Эпоха становления нового Рима последней трети XIX века имела решающее значение для накопления археологического материала, раскопки проводились планомерно и контролировались государством. Надписи, находимые в римских раскопках несли важные сведения о частной жизни, истории развития ремесел и торговли, рабского и отпущеннического состояния, истории устройства колумбариев и мн. др. Эти публикации И. В. Помяловского, в частности, предваряли выход в свет очередного тома «Корпуса латинских надписей», посвященного римским городским эпиграфическим памятникам, который большинству российских антиковедов был не доступен.

Становлению и развитию национальных и интернациональных учреждений в Италии были посвящены также работы В. И. Модестова12. Автор, в частности, подробно рассмотрел деятельность Немецкого Археологического института в Риме, изложил его историю, отметил, что в его изначальной концепции было заложено сотрудничество международного характера с участием, в первую очередь, итальянских, французских и немецких ученых-антиковедов, которые во многом формировали в европейской науке направление научной дискуссии по вопросам археологии, эпиграфики, изучения истории катакомб, античной топографии Рима и мн. др. В. И. Модестов подробно описал условия жизни и исследовательской деятельности для ученых в Риме в этот период, и одним из первых выдвинул инициативу основания там русского археологического института. К сожалению, детальные подробности участия российских ученых в деятельности римских научных учреждений, в том числе и самого Модестова, осталась за рамками его работы.

В. И. Модестов, современник и свидетель процесса национального объединения Италии (1870 г.), представил также очерк13, посвященный вопросам социальных, политических и экономических преобразований, неизбежных при становлении нового государства. Используя обширные данные местной печати, автор дал анализ причин, в частности, раскола в папской Академии деи Линчеи, и некоторых других явлений, которые оказывали непосредственное влияние на формирование путей развития итальянской науки в этот период, а также напрямую влияли на процесс интернационализации науки об античности в Европе.

И. В. Помяловский, В. И. Модестов и И. В. Цветаев стажировались в стенах Немецкого Археологического института в Риме. В очерке памяти первого секретаря этого учреждения, профессора В. Генцена14, Помяловский подчеркивал значение итальянской антиковедческой школы в процессе становления европейской науки, настаивая на том, что целый ряд крупнейших историков, таких как Т. Моммзен, Ч. Каведони, Дж.-Б. Де Росси, В. Генцен и мн. др., принадлежали к эпиграфической школе выдающегося итальянского ученого Б. Боргези. Российские антиковеды воспринимали его теоретические разработки посредством участия, в частности, в семинарах и заседаниях Римского Немецкого Археологического института.

В конце XIX века, вместе с возвышением Германской империи и ростом авторитета немецких университетов, в Италии все острее вставал вопрос о соперничестве в науке об античности национальных антиковедческих школ. Это обстоятельство напрямую касалось в том числе и российских ученых, которым приходилось преодолевать в своей работе последствия такого противостояния.

Исследование В. П. Бузескула15, одного из первых историографов отечественного антиковедения, о развитии немецкой исторической науки в XIX веке проливает свет на вопрос о причинах противопоставления и соперничества немецких и итальянских национальных антиковедов и антиковедческих школ в Италии. Этой проблемы касались в своих статьях и переписке многие другие российские антиковеды, в том числе В. И. Модестов и И. В. Цветаев, однако никто из них до Бузескула не указал на очевидную причину всецелого подчинения немецкой науки милитаристской политике Германской империи в тот период. В России об этом начали высказываться в печати только в начале первой мировой войны, когда прозвучало требование общественности об исключении деятелей немецкой науки из числа членов-корреспондентов Российской Академии наук16.

В целом, первый период изучения развития российско-итальянских научных связей в области антиковедения был характерен тем, что материалы публиковались, что называется, по «горячим следам» их непосредственными участниками, и это придает им особенную документальную ценность. Однако эти материалы были представлены лишь фрагментарными статьями и рецензиями, их авторы не ставили перед собой задачи всесторонне рассматривать тему межнациональных научных контактов.

^ 2. С наступлением советского периода, в связи с кардинальными переменами общественно-политической, социально-экономической ситуацией в России, приоритетом марксистской идеологии изменились направления в науке об античности в сторону усиления внимания к классовой борьбе. Интернациональные научные контакты были нарушены, и заслуги, в частности, профессора И. В. Цветаева в области эпиграфики и в деле создания музея классического искусства в Москве намеренно замалчивались, поскольку за ним прочно закрепилось клеймо «монархиста». Создавая музей, он активно сотрудничал с императором Николаем II и великим князем Сергеем Александровичем, это обстоятельство было широко известно из периодической печати 1900 – 1910-х гг.

В монографии В. П. Бузескула «Всеобщая история и ее представители в России в XIX и начале XX вв.» (1931 г.), в контексте обзора трудов отечественных исследователей, была дана лишь краткая характеристика научной деятельности И. В. Цветаева в области изучения эпиграфики и истории римского быта, а также устройства музея античного искусства17. В этой работе совсем не было уделено внимание межнациональному сотрудничеству в науке об античности.

Позднее, в 1948 г., в год 200-летия с момента начала раскопок в Помпее, в связи с этой датой Министерство народного образования Италии наградило
И. В. Цветаева (посмертно) почетной медалью за его выдающийся вклад в изучение истории этого античного города. Медаль вместе с книгой, посвященной истории раскопок в Помпее были переданы через Министерство иностранных дел СССР в Академию наук СССР18. Однако впервые информация о награждении И. В. Цветаева этой итальянской памятной медалью появилась в печати только в 1966 г.19

Статьи Т. А. Моисеевой и Т. П. Корыхаловой20 начала 1970-х гг. впервые в советский период раскрывают содержание трудов И. В. Цветаева по италийской диалектологии и подчеркивают их первостепенное научное значение, сохраняющееся до настоящего времени. В этих статьях отмечается, что научная деятельность И. В. Цветаева в области италийской диалектологии совпала с начальным этапом развития эпиграфики в России, его работы усилили в русской науке интерес к истории древнейших языков и народов Апеннинского полуострова. Вопрос о научных контактах И. В. Цветаева в Италии, сформировавших его профессиональный интерес к эпиграфике, в этих статьях не рассматривался.

Единственной на сегодняшний день монографией о жизни и деятельности И. В. Цветаева является книга Ю. М. Каган, изданная в 1987 г. Ю. М. Каган пишет: «Имя И. В. Цветаева прочно вошло в историю русской культуры. Но музей в какой-то мере как бы заслонил от нас человека, его создавшего. Когда И. В. Цветаев погрузился в заботы, связанные с музеем, ему было уже за сорок, он был крупным ученым, его работы по классической филологии получили известность в России и за границей»21.

В ее книге были впервые широко использованы материалы личной и деловой переписки И. В. Цветаева, материалы его дневниковых записей, некрологи, воспоминания о нем его учеников и коллег. Но и Ю. М. Каган также не избежала общей тенденции исследования биографии И. В. Цветаева с позиции описания его трудов по созданию музея. Этой теме посвящены три четверти ее монографии. Первому периоду исследовательской деятельности И. В. Цветаева в Италии отведена одна небольшая глава, которая дает только общее представление об этой стороне его научной работы.

В советские годы развитие вспомогательных исторических дисциплин, в том числе, эпиграфики, по-прежнему интересовало отечественных ученых. В 1940 – 1980 гг. в журнале «Вестник древней истории» вышел целый ряд статей Е. М. Штаерман22, Л. А. Ельницкого23, С. А. Беляева24, посвященных вопросам латинской эпиграфики. Эти работы представляли собой подробные обзоры зарубежной археологической печати. В этот период советские ученые практически не имели возможности выезжать для участия в научных исследованиях в капиталистические страны, и такие обзоры имели для них важное прикладное значение.

Советские историки активно следили за развитием романистики в целом, и археологии в частности. Монографии В. Д. Блаватского25, И. Л. Маяк26, А. И. Немировского27 посвящены истории развития классической археологии в Италии, и основаны на данных историографии по этой теме, наработанной в итальянской науке второй половины XIX-го – первой половины XX века.

Однако в этих трудах также почти не уделяется внимание вкладу дореволюционных отечественных антиковедов в развитие вспомогательных исторических дисциплин, в первую очередь, археологии и эпиграфики. И совсем не рассматривается процесс взаимовлияния итальянской и российской антиковедческих школ рубежа XIX – XX веков.одестов и И. ивали В. рассматривались без необходимых сопоставлений с общеиталийскимиы, представленной в погребениях). ступен

Таким образом, в советские годы исследования И. В. Цветаева по латинской эпиграфике и италийской диалектологии, а также в целом российско-итальянские научные контакты в области антиковедения рассматривались только в отдельных статьях и не достаточно подробно. Этот период исследования данной темы отличается нестабильностью развития историографического процесса, когда достижения отечественных антиковедов дореволюционного периода долгое время оставались без должного внимания исследователей. Идеологические стереотипы, довлевшие над историками в это время, не позволяли обращаться к теме взаимовлияния отечественных и зарубежных исторических школ, которые в эти годы подвергались резкой критике28.

^ 3. Современный период 1990-х – 2000-х гг. ознаменован интересом к исследованиям И. В. Цветаева в области классической филологии и в целом антиковедения в ряде отечественных историографических трудов. В статье «Античное наследие и И. В. Цветаев» Н. С. Талашова писала: «В современной культуре надо создавать культуру рецепции – осознанного заимствования и усвоения богатства чужой культуры в целях обогащения и развития собственной»29. По ее мнению, именно эта способность И. В. Цветаева к всестороннему восприятию и переработке достижений итальянской науки в области антиковедения способствовала расширению горизонтов его исследований.

В монографии «Восприятие римского наследия российской наукой XIX – начала XX вв.» В. А. Летяев справедливо подчеркивает, что, в частности, с эпиграфическими исследованиями И. В. Цветаева в Италии связан «совершенно новый подход к пониманию источниковой базы науки о Риме в России»30. В этой работе и, в особенности, в книге Э. Д. Фролова «Русская наука об античности»31 отчетливо выражена идея о том, что труды И. В. Цветаева по эпиграфике составляют важнейшую часть его научного наследия.

В монографиях В. А. Летяева и Э. Д. Фролова труды и научные контакты российских ученых в Европе, например, И. В. Цветаева – в Италии, также не становятся предметом специального исследования. Так, в частности, В. А. Летяев ограничивается перечислением имен иностранных корреспондентов И. В. Цветаева, не раскрывая содержания их писем. Поэтому в один ряд у него становятся как близкие друзья и коллеги И. В. Цветаева, так и авторы малозначимой корреспонденции, с которыми не существовало собственно «переписки».

Подавляющее большинство отечественных изданий и публикаций 1970 – 2000-х гг., посвященных И. В. Цветаеву, раскрывают лишь один период его деятельности, период создания Музея изящных искусств им. Императора Александра III (ныне Государственный Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина) в 1894 – 1912 гг. Среди них: публикация переписки И. В. Цветаева с архитектором Р. И. Клейном, относящейся к истории строительства здания музея32; издания и статьи, подготовленные научными сотрудниками ГМИИ им. А.С.Пушкина А. А. Демской, Л. М. Смирновой и М. Б. Аксененко, посвященные трудам И. В. Цветаева по созданию музея33; издание переписки И. В. Цветаева с его немецким коллегой, основателем музея классической скульптуры (Альбертинума) в Дрездене Г. Треем, подготовленное научными сотрудниками ГМИИ М. Б. Аксененко и А. Н. Барановым34; издание обширного корпуса переписки И. В. Цветаева с главным меценатом музея и его сподвижником обер-гофмейстером Ю. С. Нечаевым-Мальцовым, посвященной проблемам создания музея, приобретения экспонатов, оплаты строительных работ и мн. др., также подготовленное научными сотрудниками ГМИИ М. Б. Аксененко и А. Н. Барановым35, и др.

В последние три десятилетия деятельность профессора И. В. Цветаева привлекает к себе все более пристальное внимание также итальянских исследователей, которыми был опубликован целый ряд статей, относящихся к проблеме его научных контактов с итальянскими учеными и учреждениями в Италии в 1870-х – 1900-х гг.

Среди них: статья Дж. Перруччи, посвященная эпистолярному наследию А. Фабретти, хранящемуся в фондах перуджийской библиотеки «Augusta», и содержащему, в частности, письма И. В. Цветаева36; биографические очерки А. Пессина-Лонго, посвященные присуждению Цветаеву звания почетного доктора Болонского университета и его очеркам об истории этого старейшего в Европе университета37; исследования Дж. Паппонетти и Э. Маттиокко, посвященные научным трудам историка-археолога и филолога А. Де Нино и его эпистолярному диалогу с И. В. Цветаевым38; статьи П. Каццола, посвященные также исследованиям И. В. Цветаева в Италии в ходе его научных командировок 1870-х – 1880-х гг., в особенности в Риме39, и др. Однако их работы носят либо фрагментарный характер, либо содержат данные, подчерпнутые в уже названных публикациях российских исследователей.

Таким образом, на протяжении третьего периода возрождается интерес исследователей к личности И. В. Цветаева. Увидели свет целый ряд томов его эпистолярного наследия, посвященного истории создания музея, с подробными комментариями, в которых, так или иначе, затрагиваются вопросы его научных контактов в России и за рубежом.

В целом обзор историографии свидетельствует о том, что в изучении развития отечественного антиковедения и вспомогательных исторических дисциплин достигнуты определенные научные результаты. Немало внимания историки уделили становлению классической археологии и латинской эпиграфики. В то же время, значительно меньше исследованы личные контакты российских и европейских ученых, их личная переписка, дающая обширный материал для изучения их научных биографий. Серьезным пробелом в историографических трудах представляется тема влияния итальянской антиковедческой школы на отечественную науку во второй половине XIX века.

Целью данной работы является комплексное исследование научной деятельности профессора И. В. Цветаева в Италии, и на его примере – в целом российско-итальянских научных связей в области антиковедческих дисциплин (латинской эпиграфики и италийской диалектологии) во второй половине XIX века.

В связи с этим задачи исследования таковы:

^ Хронологические рамки работы охватывают период с начала 1860-х гг. до конца 1890-х гг. Выбор отправной даты определяется тем, что в 1860-е годы начинаются активные командировки с научными целями российских ученых в Италию. Вместе с тем, на этот же период приходится начало пристального интереса И. В. Цветаева к истории грамматики латинского языка и избрание им будущего рода занятий. Конечная дата связана с изменением направления научной деятельности И. В. Цветаева в середине 1890-х гг., подведением итогов его работы в области эпиграфики и результатов его обширных научных контактов с итальянскими учеными за период более двадцати лет. Между тем, рассмотрение путей возникновения и развития эпиграфики как науки предопределили обращение и к более раннему времени.

sistema-organov-doznaniya-i-predvaritelnogo-sledstviya.html
sistema-organov-ispolnitelnoj-vlasti-v-sfere-ohrani-okruzhayushej-sredi-i-prirodopolzovaniya.html
sistema-organov-prokuraturi-v-rossii-osnovnie-zadachi-i-principi-ih-organizacii-i-deyatelnosti.html
sistema-oshibok-i-popravok-model-potrebnogo-budushego-yu-yu-eliseev-psihosomaticheskie-zabolevaniya.html
sistema-otkritogo-obrazovaniya-sociologiya-kurs-lekcij-chast-i-minsk-redakcionno-izdatelskij-centr-akademii-upravleniya-pri-prezidente-respubliki-belarus-2004.html
sistema-perechen-programmnih-meropriyatij-dolgosrochnaya-oblastnaya-celevaya-programma-dostupnaya-sreda-na-2011.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-5-deduktivnie-vivodi-iz-slozhnih-suzhdenij-uchebnoe-posobie-belgorod-2011-bbk-87-4-v-19.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/maskina-mariya-psihologo-pedagogicheskij-fakultet-doshkolnoe-otdelenie-2-kurs-stranica-3.html
  • student.bystrickaya.ru/2metod-dohoda-na-kapital-k-summarnim-zatratam-na-edinicu-produkcii-dobavlyaetsya-procent-na-vlozhennij-kapital.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sabati-masati-blmdlk-oushilardi-kvadratti.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-vklyuchaet-lekcii-i-seminarskie-zanyatiya-obshej-prodolzhitelnostyu-72-chasov-ravnomerno-raspredelyaemih-na-dva-semestra-po-36-chasov-na-kazhdom-semestre.html
  • tasks.bystrickaya.ru/3-kompiliruem-stavim-yadro-6-ili-yadernaya-fizika-dlya-domohozyajki.html
  • uchit.bystrickaya.ru/strukturnie-i-kommunikativnie-svojstva-yazika.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informacionnij-byulleten-administracii-sankt-peterburga-40-691-18-oktyabrya-2010-g.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/saltikov-shedrin-povest-o-tom-kak-odin-muzhik-dvuh-generalov-prokormil.html
  • esse.bystrickaya.ru/razdel-i-obshemetodologicheskie-problemi-teorii-prava-i-gosudarstva-programma-vstupitelnogo-ekzamena-po-specialnosti.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/votchetnom-godu-institut-osushestvlyal-nauchnuyu-deyatelnost-po-pyati-osnovnim-nauchnim-napravleniyam-stranica-3.html
  • essay.bystrickaya.ru/bibliograficheskij-spisok-literaturi-knigi.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-distancionnogo-kursa-praktika-realizacii-novih-fgos.html
  • assessments.bystrickaya.ru/bibliografiya-trudov-stranica-4.html
  • tests.bystrickaya.ru/kriza-evolyuconzmu-razvenchivaet-mif-o-nauchnoj-prochnosti-gipotezi-o-samoorganizacionnih-sposobnostyah-materii.html
  • shkola.bystrickaya.ru/sistema-byudzhetnogo-ustrojstva-rf.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vliyanie-cveta-na-zhiznedeyatelnost-cheloveka-chast-3.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-17-kniga-tretya.html
  • znanie.bystrickaya.ru/52-uglublenie-rinochnih-i-drugih-institucionalnih-nacionalnaya-strategiya-ustojchivogo-socialno-ekonomicheskogo.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-predlozhenie-kak-osnovnaya-sintaksicheskaya-edinica-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-domashnih-zadanij-i-drugih.html
  • studies.bystrickaya.ru/ekonomika-programmnoj-inzhenerii-programmi-podgotovki-bakalavrov-po-napravleniyu-231000-62-programmnaya-inzheneriya-v-niu-vshe-perm.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rukovodstvo-k-prakticheskim-zanyatiyam-po-klinicheskoj-farmakologii.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/8priroda-ekologiya-meteorologicheskie-i-geologicheskie-sluzhbi-bibliograficheskij-ukazatel-2000-bbk-h.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tradicionnaya-sistema-zhizneobespecheniya-stranica-12.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/poklon-dobrim-lyudyam-po-povesti-v-astafeva-poslednij-poklon.html
  • student.bystrickaya.ru/-7-opravdanie-krasotoj-t-m-shatunova-socialnij-smisl-ontologii-esteticheskogo.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/ocenka-vozmozhnosti-primeneniya-sposoba-obnaruzheniya-pustot-na-arheologicheskih-obektah.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/delo-proizvodstvo-po-ohrane-truda-v-organizacii-chast-2.html
  • writing.bystrickaya.ru/43-opticheskie-kanali-utechki-informacii-abramov-v-a-torokin-a-a-t61-osnovi-inzhenerno-tehnicheskoj-zashiti-informacii.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/negosudarstvennie-pensionnie-fondi-i-strahovie-kompanii-na-rinke-cennih-bumag.html
  • letter.bystrickaya.ru/mezhdunarodnaya-ieee-sibirskaya-konferenciya-po-upravleniyu-i-svyazi-sibcon-2011-udk-621-375-7.html
  • spur.bystrickaya.ru/kurmanaevskij-rajon-ul-postnikova-27-g-orenburg-460000.html
  • essay.bystrickaya.ru/ekohimiya.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-3-socialnaya-politika-kak-faktor-materiali-ii-mezhvuzovskoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-23-maya-2008.html
  • universitet.bystrickaya.ru/territorialnie-urovni-ispolzovaniya-gis-trudnosti-v-osvoenii-etih-sistem-zaklyuchayutsya-v-neobhodimosti-usvoeniya.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.